Мой мир

s
Menu

боливар

3 Comments

Автор LegalAlien, он же Эдуард Овечкин.

Это тоже знатная традиция в подводном флоте. Конечно, вас может удивить, что, мол, не девятнадцатый же век и всё такое – средства защиты и уклонения развиты до невозможности, но есть одно “но”. Всё это с успехом разбивается об алчность, отчаянность и наплевательское отношения к строгим предупреждениям рыбаков. То ли у рыбаков есть такое негласное соревнование. кто больше словит подводных лодок в свои сети, то ли, по их какому-то рыбацкому поверью, если траулер будет утащен в морскую пучину подводной лодкой, то весь экипаж попадает автоматом в рыбацкую Вальхаллу, где много сёмги, водки и женщин (зачем им там женщины, я не знаю, правда. Может, чтобы сёмгу чистить?), но все предупреждения о том, что в районе работает “единица” (подводная лодка) ими упорно игнорируются, и они с упорством Сизифов всё время пытаются нас словить.

-Тащ командир, рыбак!
Все эти истории обычно начинаются с такого доклада акустика.
– Да ну на!!! Опять?! Где он?
– На траверсе, но активно движется в нос на пересечение курса!
– Активно можешь работать?
– Никак нет, Сталворт (корабль разведки НАТО) в районе работает!
– Бля. Штурман! Можем покидать квадрат?
– Никак нет, тащ командир. Полтора часа ещё в нём находиться.
– Ну ебжешь! Записать в вахтенный журнал: обнаружено рыболовецкое судно, начинаю манёвр уклонения, хода и курсы переменные! Ну как так-то? Ну блядь, так хорошо всё шло!
– Сан Сеич, – шепчет зам, – система записи включена, а вы матом ругаетесь, что потомки подумают?
– Это не мат! – наклоняется командир к микрофону. – Это грубый военно-морской юмор!!! Так потомкам и передайте!
– Комдив три, ДУК к стрельбе изготовить, Антоныч, дров там каких напихайте, масла налейте, хуй знает, может, поможет!
– Внимание в отсеках! – командует командир в Лиственницу. – Начинаю манёвр уклонения от рыбака! И девятиэтажный дом длиной в два футбольных поля начинает маневрировать на глубине шестьдесят метров обоеими турбинами, обеими САУ и обоими рулями, пытаясь не походить на эхолокаторе на косяк трески и уклониться от утлого ржавого кораблика размером с три спичечных коробка. Не знаю, если честно, как выглядит на эхолокатаре косяк трески и как он там маневрирует, но нам ни разу не удалось обмануть рыбаков. Они всё время были уверены, что мы и есть тот самый заветный косяк рыбы. – У него сейчас дизеля лопнут, похоже, – докладывает акустик, – не отстаёт и пытается пересечь курс!
– Да йобанный же папуас! ДУК, Пли!!!
Трюмные жахают на поверхность пятно из досок и масла, а рыбаки, видимо, в это время радостно кричат на борту своего Боливара:
– Шпроты!!! Ребзя!! Ату их ату!!!
Ну а иначе я не могу объяснить, как можно не понять пузырь из масла на поверхности в полигоне, в котором, по переданным им данным, находится подводная лодка?
– Скорость по лагу не соответствует оборотам турбин! – штурман.
– Лодку ведёт вправо по курсу! – боцман.
– Центральный! Растёт температура ГУП правого борта, обороты турбины самопроизвольно снижаются! – пульт ГЭУ.
– Да йобаный жешь ты нахуй!!!! Акустик, где эти пидоры унылые?
– Правый борт, расходимся!
– Боцман! Пятнадцать градусов на всплытие!!! Товсь дуть среднюю!!
– По местам стоять к всплытию! – объявляет механик по громкоговорящей связи, и лодка, припадая на правый борт, ползёт на перископную глубину.
На тридцати метрах командир уже кричит с перископной площадки:
– Поднять перископ!!!
На тридцати метрах поднимать его строго запрещено, поэтому тяну два-три метра и поднимаю.
– Осмотрен горизонт и воздух! Горизонт и воздух чист! Продуть среднюю! В это время, я так понимаю, рыбаки уже отрубили свой трал, подозревая, что что-то пошло не так. А тут из воды на их изумлённых глазах выскакивает Моби Дик, только чёрный.
– Ебаааать! – кричат, видимо, в это время на рыбаке. – Ребзя, бегим!!!
-Стоп турбины! – командует командир и бежит наверх.

В обычном режиме, сначала выравнивают давление перед тем, как открыть рубочный люк, но сейчас, судя по отсутствию свиста и удару по ушам, командир посчитал это лишним и открыл люк сразу.
– Што! Штобля!!! Штобля вы делаете, бакланы!!! – орёт командир, свесившись с мостика по пояс, в сторону ржавой коробочки, которая старательно отворачивается от нас и пытается удрать.
– Аркадий! – командует командир помошнику. – Ну-ка, блядь, раздвижной упор пусть кто-нибудь вынесет на мостик!
С раздвижным упором на мостик бежит Борисыч, командир седьмого отсека.
– Борисыч! Ну-ка Борисыч, сделай вид, что это ПЗРК и прицелься в этих корсаров!!! Хоть обосруться, может, казлы!!
Раздвижной упор выглядит вот так: фото 1

И, наверное, сильно издалека он вполне себе похож на ПЗРК. Борисыч вскидывает упор на плечо, наводит его на рыбака и орёт дурным голосом:
– Тащ командир!!! К стрельбе готов!!! Цель на мушке!!!
“Ну что за клоуны”, – думают чайки, которые в это время пытаются присесть на ракетную палубу.

Я фиг его знает, какая там у рыбака крейсерская скорость, но улепётывал он от нас тогда знатно. Аж труба красная была. А на винт мы намотали, да. Знатная борода тогда на правом винте болталась. Два дня потом в базе сматывали её.
Пока суть да дело, Борисыч, решил на мостике перекурить.
– Тащ командир, – докладывает в это время помощник, – Орион!
– Ну а как же? – даже не удивляется командир. – Ну а как же, блядь, по-другому то !?
Орион (разведывательный самолёт НАТО) уже видят все даже невооружёнными глазами. На низкой скорости, над самой водой, он заходит на нас – сейчас будет рисовать акустический портрет.
– Центральный, акустический портет искажайте – командир уже устал и ничего не хочет.
Мы начинаем запускать насосы, помпы и прочие механизмы по заранее отработанной схеме.

– Тащ командир!!! К стрельбе готов!!! Цель на мушке!!! – это Борисыч от избытка воинской доблести вскинул раздвижной упор на плечо и стал целиться им в Орион, распугав своей неожиданной отвагой весь ходовой мостик.
– Борисыч, – командир уже спокоен и расслаблен, – что ты делаешь?
– Пугану его, тащ командир!!!
– Борисыч, у него минимум две ядерные торпеды на борту, если он тебя сейчас в ответ пуганёт, то ты даже усраться не успеешь. Вот же трюмная простота.
– Не, всё норм, тащ командир, – докладывает старпом, который следит за Орионом в бинокль, – лётчики ржут и хлопают Борисычу в ладоши.
И все начинают на мостике тоже ржать, в основном над Борисычем.
– Сами дураки, – бубнит Борисыч, спуская много килограмм своего железа в люк. – Хуй я вам больше упор свой понесу! Пусть люксы ваши любимые вам упоры носят свои!!!

А в базу передали: “Намотал на винт, ограничен в маневрировании. Прошу дальнейших указаний”. Нас завернули в базу, само собой, куда мы ковыляли на одной турбине долго-предолго. А в базе оказалось, что ПДСС (боевые водолазы, осматривали нам корпуса и проводили работы всякие под водой) чем-то занят и смотать трос нам надо самим и срочнобля!!!
И мы: искали плотик, плавали на этом плотике в акватории губы Нерпичья, вызывая дружный хохот всех экипажей, спускали с него своих водолазов и два дня сматывали этот трал со своего винта.

Вот, кстати, фотография с Ориона: фото 2

3 thought on “боливар”

  1. Василий Романовский says:

    Надо было по рыбакам для острастки из сигнальной ракетницы бахнуть. Они бы точно звуковой барьер на пердачной тяге преодолели

  2. Артем Диденко says:

    Классная статья) Автору спасибо!

  3. Роман Любашин says:

    Всегда поднимает настроение.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *